Комментарии и обсуждение

Станица Кардоникская была окружена рвом в 5 метров шириной и в 3 метра глубиной. Люди в станице были доброжелательны и миролюбивы, почитали пожилых людей, прислушивались к их советам. На его отроге — перевале Иден в 1968 году был поставлен из оксидированного металла памятник мужественному первопроходцу и писателю.

Замечательна история возникновения как самой Покровской церкви, так и станицы Кардоникской, ныне относящейся к Зеленчукскому району Карачаево-Черкесской Республики. Приведу сокращенный вариант главы из книги «Родословие семьи Саратовских», опубликованный в «Википедии». Один из бывших жителей станицы Кардоникской писал: «В моих воспоминаниях станица Кардоникская в Карачаево-Черкесии была небольшим, аккуратным поселком.

В каждом доме были рады любому гостю, не было различия между мусульманином и христианином. Конверты с донесениями так и подписывались: «Армавир – Батал-Пашинск Зеленчукский район станица Кардоникская». В августе 1937 года по решению местных властей храм был закрыт. После 1947 года, в результате варварского отношения, деревянное здание Покровской церкви начало разрушаться.

Впоследствии на этом месте была возведена новая кирпичная церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Старые иконы за ветхостью своей частью были отданы жителям станицы, а частью осели в запасниках церкви. Церковь была каменной и разобрали ее гораздо раньше 1967 года. А при постройке клуба использовались остатки стройматериалов от церкви!!!

И как семена имеют нужду в дожде, так мы в слезах. Восьмигранное каменное основание хранит замурованную в нём урну с прахом вечного скитальца. Моя встреча с Григорием Анисимовичем произошла в 1965 году в Черкесске, бывшей верхнекубанской станице Баталпашинской (в просторечии — Пашинке). В замешательстве я не назвал свою фамилию. Увы, в то время я не читал журналы “Сибирские огни” и “Дон”, где он печатался, и мне ни о чём не сказала его фамилия.

Позднее я обнаружил в “Траве забвения” и “Святом колодце”, в “Козлотуре”, “Апельсинах из Марокко” и в других аналогичных вещах некую манерность, подражание западным образцам.

В тёплой речке Курдюмке мы с ребятами летом купались, ловили в тенистых заводях черноватых усачей, серебристых пескариков и форель с красными пятнышками, иногда заплывавшую из Аксаута. Но почему эту речушку называют Курдюмкой, никто из нас не знал и знать не хотел. Мы росли, как трава, и, в сущности, были манкурты, жалкие недобитки разгромленного казачьего народа-племени.

Комментарии и обсуждение

Хотя моя родная тётка Марейка в замужестве была Богомазовой. Несколько минут я стоял в коридоре онемелый, совершенно подавленный. Так вот с кем я имел честь разговаривать в гостинице! По этому делу в 1772 году он был принят с группой казаков воронежским губернатором, после аудиенции ездил в Петербург, в Военную коллегию. Моему знакомству с Федосеевым предшествовал случай, для меня в некотором смысле судьбоносный.

Мы помянули несчастного М. и в ту же ночь выехали в Черкесск

Уйдя “в отступ” с казаками и их семьями, Польские оказываются на территории Германии. С мужем Евгения Борисовна увидится лишь через одиннадцать лет — в 1956 году. С той поры, влача полунищенское существование, они живут в Пятигорске под негласным надзором.

Он предложил мне на выбор несколько заданий и отвёл меня к своему заместителю М., спортивному мужчине в очках с золотой оправой

Талантливому историку и краеведу Л. Н. Польскому строго-настрого было запрещено выступать в прессе под своим именем, Евгении Борисовне это позволяли… Крепкого телосложения, круглолицый, он был как всегда приветлив и радушен. Жена отказалась последовать за ним в захолустье. В его кабинете сидела в кресле, нога на ногу, жгучая брюнетка с иссиня-черными волосами, в модном костюме и яркой блузке — заведующая отделом культуры.

Я вижу высший промысел и в том, что Григорий Анисимович успел завершить исповедальную повесть “Последний костёр”

В дальнейшем я не раз убеждался, что наша жизнь — цепь случайностей, взаимосвязанных между собой: одно вытекает из другого. Не случись этой трагической истории с М., я и не помыслил бы о работе в провинциальной газете, не встретился бы с Любой Воронкиной, моей будущей женой, и с писателем Федосеевым. В ней он зашифровал подтекст, прояснившийся для меня позднее, при внимательном изучении его биографии и творчества. Наверное, потому, что душа моя не созрела и не была подготовлена к объективному восприятию прошлого.

Наверное, и Григорию Анисимовичу было что утаивать. В нашей станице неспроста он не показывался более сорока лет. Наконец страсти улеглись. Здесь оканчивается Ставропольская возвышенность со всеми её степными холмами и балками, с хуторами, станицами и городами. Между Каспийским и Чёрным морями — необозримое пространство, высохшее дно доисторического Сарматского моря. В камне-ракушечнике отпечатаны следы допотопных растений и животных.

ИСТОРИЯ КАРДОНИКСКОЙ ЦЕРКВИ В ЧЕСТЬ ПОКРОВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ Строителем первой Покровской церкви станицы был Даниил Астахов и его сын Федор, приписные казаки-станичники. Из станицы Кардоникской. Как художник оставил в литературе “Записки путешественника” и негаснущий “Последний костёр”.

Смотри также:

Запись опубликована в рубрике Километр с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.